Справки прокормят чиновников // Газета «Комментарии», № 291, 16 декабря 2011 г.

note_clerkНовый закон об административных услугах поможет чиновникам создавать очереди в ведомствах, а вместе с ними — и миллионы из воздуха

С нового года взаимоотношения между чиновниками и гражданами будут регулироваться еще одним законом — «Об административных услугах» (документ уже принят в первом чтении на прошедшей сессионной неделе). По мнению главы государства, ставшего инициатором этой законодательной инициативы, отсутствие законодательно закрепленного понятия «административная услуга», а также четких предписаний госслужащим о правилах ее предоставления, неоправданно коммерциализировали эту сферу, что стало благодатной почвой для коррупции. Появление же упомянутого закона упростит ныне столь обременительное получение разнообразных справок и документов, а главное — позволит гражданам разобраться, за что и сколько платить за этот чиновничий труд.

В действительности же документ закрепит нынешнее положение вещей: искусственно расплодив тысячи разнообразных документов, государство сделало из их выдачи неплохой бизнес для отдельных государственных структур и гарантировало стабильные неофициальные заработки армии чиновников. В целом различные министерства и ведомства получили от правительства право предоставлять более 600 видов платных услуг. По некоторым официальным данным, при центральных органах исполнительной власти до недавнего времени функционировало 11,175 тыс. предприятий, предоставляющих платные услуги.

Точных данных об объеме этого рынка нет, но, к примеру, в 2009 году премьер Николай Азаров оперировал цифрой в 10 миллиардов гривен ежегодно. Как считают эксперты, еще около трети этой суммы оседает непосредственно в карманах чиновников, помогающих заявителям получить нужную справку быстрее.

Инициированный Президентом закон при желании даст возможность многократно увеличить «бумажные» заработки казны и отдельных ведомств, а с ними и неучтенные доходы чиновников. Ведь согласно данному в законопроекте определению, административной услугой будет считаться любая деятельность чиновников, которая дает возможность обратившимся к ним гражданам и предприятиям подтвердить их статус (сейчас соответствующая деятельность считается обязанностью органов власти). Иными словами, в теории чиновники смогут получать двойную плату за свою работу — в качестве зарплаты и в виде оплаты за конкретно предоставленную заявителям услугу.

Ведомственные заработки регулирует правительство, утверждая специальные перечни платных услуг для каждого органа исполнительной власти. Но многие из них и сейчас не оставили чиновников обделенными. Наиболее показателен в этом плане перечень платных услуг, которые могут предоставляться подразделениями МВД. В него, несмотря на существующие запреты, попали услуги хозяйственного характера (к примеру, ламинирование и копирование документов, предоставление полиграфических и компьютерных услуг, а также консультационной помощи, которой никто не видел, но за которую все исправно платят). К тому же заявителей обязали платить за услуги, которые не запрашиваются ими самими, а инициируются административным органом. И, наконец, чтобы увеличить заработки ведомства, правительство раздробило отдельные услуги на множество мелких. Скажем, для получения разрешения на право управления транспортным средством правительственный перечень разрешает взимать плату собственно за оформление указанного документа, за сдачу экзамена по вождению и знанию ПДД, а также отдельно — за подготовку и заполнение документов, за «проведение регистрационно-экзаменационных операций». Как используются получаемые доходы — отдельный вопрос. По данным Счетной палаты, госпредприятия, относящиеся к сфере управления МВД, в прошлом году систематически перечисляли получаемые от предоставления платных услуг средства территориальным подразделениям министерства в качестве благотворительной помощи. Причем львиная доля этих денег шла на создание комфортных условий для руководства: приобретение автомобилей, техники, ремонта офисных помещений и проведение разнообразных «корпоративных» мероприятий.

Правда, законопроект запрещает административным органам предоставлять сопутствующие услуги. Однако такой запрет — всего лишь формальность, поскольку за них это смогут делать бюджетные организации, которым законодательно будут делегированы полномочия по предоставлению административных услуг. Хотя каждый, кому хоть раз приходилось обращаться к чиновникам за справкой или документом, знает, что сопутствующие услуги — не более чем банальная выкачка денег.

Более того, законопроект открывает дополнительные возможности для появления новых структур, способных зарабатывать на необходимости граждан получить нужную бумагу. Во-первых, документ дает право административным органам привлекать для исполнения отдельных работ (например, проведение проверок на соответствие, разнообразных экспертиз и пр.) коммерческие структуры, которые будут отбираться для этих целей на госзакупочных тендерах. Однако, как проводятся такие конкурсы и какие фирмы оказываются победителями, хорошо известно. «Законопроект ограничивает рентабельность работ, проводимых субъектами хозяйствования, десятью процентами к себестоимости. Но методика расчета себестоимости работ устанавливается правительством, что не исключает возможности неоправданного завышения цены за подобные услуги. Кроме того, четко не указано, входит ли оплата таких работ в структуру цены административной услуги или подлежит оплате отдельно непосредственно субъекту, выполняющему такие работы. На практике это может привести к дублированию затрат», — считает Владимир Терещенко, управляющий партнер ЮФ «Вернер и партнеры».

Во-вторых, среди субъектов, которых закон уполномочит предоставлять административные услуги, появляются «комиссии или палаты». Что это будут за структуры, какие услуги смогут оказывать, документ умалчивает. И, наконец, после того как плод законодательного творчества главы государства вступит в силу, в стране появятся посредники между чиновниками и гражданами — так называемые центры предоставления административных услуг, которые будут работать по типу единых окон для получения разрешительных документов представителями бизнеса. За несколько лет работы разрешительные центры уже доказали свою «эффективность». По данным Исследования эффективности деятельности разрешительных центров Крыма, проведенного в рамках одного из проектов USAID в 2009–2010 году, лишь 10% опрошенных предпринимателей общались с властью через администраторов разрешительных центров. Остальные, по понятным причинам, предпочитали решать вопросы через ответственного чиновника. Каждому восьмому из обратившихся к услугам единого окна в конечном итоге все равно приходилось стимулировать клерков.

Несмотря на рекламируемую властью работу по дерегуляции, количество разнообразных справок и документов, жизненно необходимых гражданам, не уменьшается. Более того, постоянно меняющиеся правила их оформления и выдачи лишь расширяют возможности госслужащих заработать на проблеме заявителей. Изменить ситуацию не способен никакой закон, пока «бумажный» бизнес будет позволять чиновникам неплохо кормиться, в том числе и чиновникам самых высоких рангов.

ТАТЬЯНА СМЕТАНИНА

Газета “Комментарии», № 291, 16 декабря 2011 г.

Работу судов засекретили // Газета «Комментарии», № 284, 28 октября 2011г.

judge_secretВласть получила возможность скрыть от общественности свои самые одиозные решения и процесс передела собственности в стране.

На прошлой неделе парламент принял Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно рассмотрения дел Верховным судом Украины» (законопроект №9151), который, как указывается в пояснительной записке к документу, призван усовершенствовать деятельность ВС как наивысшего судебного органа. Однако в закон вкралась довольно интересная норма, наличие которой никоим образом не поможет достижению столь благородной цели. В соответствии с ней перечень судебных решений судов общей юрисдикции, подлежащий включению в реестр, будет утверждаться Советом судей Украины по согласованию с Государственной судебной администрацией. Иными словами, после того как Президент подпишет новый закон, доступ к полной базе судебных решений будет органичен, а простые смертные смогут узнать лишь о тех вердиктах служителей Фемиды, которые сочтет нужным обнародовать Совет судей.

Новация обескуражила правоведов, которые за несколько лет существования Единого реестра судебных решений привыкли активно пользоваться всеми преимуществами открытости данной информации. «Полный доступ к результатам деятельности судов общей юрисдикции позволял проанализировать и изучить судебную практику, что давало возможность эффективнее построить защиту в судебном процессе. Как бы то ни было, но сформированная и доступная судебная практика все же способствовала выработке некоей единой позиции, одинаковой трактовке норм права, дающей возможность спрогнозировать результат решения спора. Что, в свою очередь, сокращало количество необоснованных и безосновательных обращений в судебные органы и таким образом способствовало их разгрузке», — говорит глава адвокатской фирмы «Грамацкий и партнеры» Эрнест Грамацкий. Впрочем, открытость реестра судебных решений не только облегчала работу самих судей и правозащитников, но и широко использовалась бизнесом. «Поскольку в последнее время весьма распространенной стала практика перед установлением деловых отношений с контрагентами проверять их деловую репутацию, в том числе путем анализа их «судебных историй», — объяснил Эрнест Грамацкий.

Теперь же бизнес не только не сможет основательно проверить репутацию своих будущих партнеров, ему придется беспокоиться и о сохранности собственных активов. Ведь в новых условиях будет вполне возможно лишиться имущества по судебному решению и узнать об этом постфактум от судебных исполнителей, когда все сроки для защиты своих интересов уже пройдут. «Главное последствие упомянутого решения парламента — сужение возможности для обжалования судебных решений. Ведь не имея полного текста судебного решения, очень трудно обжаловать его надлежащим образом. А практика непредоставления полных текстов в печатном виде, к сожалению очень распространена в украинских судах. И до сих пор спасала лишь возможность «вытащить» нужное решение из электронного реестра», — объяснил Владимир Терещенко, партнер ЮФ «Вернер и партнеры».

Причем речь идет не об одном-двух решениях, обнародование которых надумают застопорить в верхах судебной власти. Новые правила формирования реестра судебных решений в принципе могут заблокировать его полноценное функционирование. «Нововведение само по себе вызовет механическую задержку в размещении судебных решений: пока решит Совет судей, да еще и по согласованию с Государственной судебной администрацией. Причем сформулировано положение именно таким образом, что эти органы должны определить, что именно подлежит включению. А пока не определят, получается, ничего не должно включаться исходя из ст. 19 Конституции Украины, по которой госорганы действуют исключительно на основании и в порядке, установленном законодательством. То есть работа единого госреестра вообще может быть заблокирована», — считает Александр Минин, старший партнер юридической компании «КМ Партнеры».

Не говоря уже о том, что высшей судебной власти, по сути, дается карт-бланш на ограничение доступа к наиболее резонансным вердиктам служителей Фемиды. До сих пор самые громкие скандалы разгорались именно после обнародования судебного решения в реестре, которое, к примеру, давало возможность понять, кто стоит за тем или иным рейдерским захватом предприятия, каким образом и с чьей помощью самим рейдерам удалось провернуть соответствующую схему. Теперь же тайной за семью печатями могут стать и непопулярные решения власти, которые легализуются через судебную систему. «Правосудие окончательно станет ручным, неудобные для власти или незаконные решения без труда можно будет скрыть от общественного контроля. Что создаст комфортные условия для процветания коррупции в рядах служителей Фемиды», — резюмирует Эрнест Грамацкий.

Как с начала реформы изменилась деятельность высших судебных инстанций? // Газета «Комментарии», № 268, 17 июня 2011

np_comments_268До реформы Верховный суд (ВСУ) имел более широкие возможности для пересмотра хозяйственных и административных дел в порядке так называемой второй кассации. Таким образом, существовала дополнительная возможность обжаловать решения высших специализированных судов. Сейчас же ВСУ пересматривает дела на основании неодинакового применения судами кассационной инстанции одной и той же нормы материального права в аналогичных правоотношениях. А также в случае установления международным судебным учреждением, юрисдикцию которого признает Украина, нарушений нашим государством международных обязательств в связи с судебным решением. А вот лишение ВСУ права на обобщение судебной практики (соответствующими полномочиями наделены только высшие специализированные суды), по моему мнению, неоправданно, поскольку ведомство Василия Онопенко в этом вопросе гораздо компетентнее нижестоящих инстанций.

В юридической плоскости отмену второй кассации можно рассматривать как позитивный шаг, так как каждая дополнительная инстанция и возможность обжалования удлиняет срок рассмотрения спора и увеличивает связанные с ним юридические риски. В политической плоскости параллельно с урезанием полномочий ВСУ наблюдается также усиление контроля Высшего совета юстиции (ВСЮ) над деятельностью Верховного суда. ВСЮ получил, по сути, карательные полномочия в отношении судей. А это не даст положительного эффекта для создания правового государства и защиты прав и свобод отдельных граждан. При этом фактически отсутствуют механизмы защиты от злоупотребления предоставленными полномочиями. Следует также отметить кадровый и организационный инструментарий в «обуздании» судебной системы властью — ужесточился контроль над процессами назначения и увольнения судей, повысились требования к кандидатам, облегчились условия освобождения судей от занимаемой должности. Результат налицо.

Кассационная инстанция — Высший спецсуд по гражданским и уголовным делам — пока не функционирует должным образом. По нашей практике можем сказать, что дела назначаются к рассмотрению с очень большими временными промежутками. Исходя из открытых данных Госреестра судебных решений, общая статистика пересмотра решений предыдущих инстанций указывает на мизерность шанса что-либо изменить в кассационной инстанции.

Управляющий партнер МЮФ «Вернер и партнеры» Владимир Терещенко

Газета "Комментарии", № 268, 17.06.2011